Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 54
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
sergejjdem2
Форма входа

 

 

Источник:  Arthouse.ru, 02.04.2013 http://www.arthouse.ru/news.asp?id=15793

Хесус "Джесс" Франко, создатель более 200 фильмов и отец хоррор-бума в Испании в 60-е, повлиявший на несколько поколений кинематографистов, умер сегодня в Малаге в возрасте 82-х лет, в связи с сердечной недостаточностью, сообщает сайт Twitch.

Джесс Франко

Вряд ли можно найти хоть одного режиссера фильмов ужасов семидесятых, кто не знал бы Франко, или на кого он так или иначе не повлиял бы. Все фильмы Джесса — от, пожалуй, лучшего, "Ужасного доктора Орлоффа" до "Вампирок-лесбиянок" — были кровавыми, полными секса, совершенно отвязными и переступали все мысленные запреты. Снимать подобное кино в Испании в 60-е было нелегким делом. Жесткая цензура, насажденная фашистским правительством, не позволяла особенно развернуться в жанре фильмов ужасов.

Названный когда-то Ватиканом самым опасным режиссером из ныне живущих, Франко получил доступ к кино благодаря некоторым послаблениям в политике и возможности ко-продукции с другими странами. Его первый фильм был снят в 1961-м, и он не только познакомил зрителей со зловещим безумцем, доктором Орлоффом, похищавшим и резавшим женщин к всеобщему ужасу и восторгу, но и представил миру особую манеру нарратива "от Джесса Франко". Совмещая ужас и эротику, и черпая вдохновение в классической литературе и готических романах, Франко смаковал садистские подробности, но делал это вполне осознанно, и даже не без рефлексии. В его фильмах и мужчины, и женщины одинаково готовы совершать жестокие убийства и смелые половые акты. В то время как другие режиссеры тех лет оставляли секс где-то на заднем плане, у Франко всегда в центре повествования было то, что Анхель Сала, куратор кинофестиваля в Ситжесе, назвал "странным и нездоровым эротизмом". Сам режиссер не считал, что его фильмы в чем-то оригинальны, но это не помешало ему стать врагом испанской католической церкви, считавшей его картины очень опасными.

Он и испанец Пол Нэши стали, по сути, создателями хоррор-бума в Испании конца 60-х — начала 70-х, хотя Франко и отзывался о своих работах более, чем скромно. Ему довелось поработать с многими великими актерами, в том числе с Кристофером Ли на "Графе Дракуле" (по словам Ли, любимый из многочисленных сыгранных им Дракул), Клаусом Кински и Джеком Тэйлором. С падением цензуры в конце 70-х Франко начал снимать еще более странные и кровавые картины и продолжал исправно выдавать хорроры категории "Б", эксплуатационные фильмы и даже софткор-порно, часто под псевдонимом. Он также написал музыку к многим из своих фильмов. Точное количество его фильмов сложно подсчитать (точно известно, что их более 230), но к счастью, большинство из них доступны на DVD, а про него и оказанное им влияние было написано несколько книг. Его жена Лина Ромэй, долгие годы снимавшаяся в его фильмах, умерла в прошлом году. Хотелось бы верить, что сейчас они вместе начнут снимать еще более дикие фильмы на какой-то другой планете.

 

Вчера в Малаге на 83-м году жизни умер "человек-оркестр" испанского жанрового кино Хесус Франко. Год назад его фильмографию, блистающую названиями вроде "Она убивала в экстазе" (1971) и "Вампиры-лесбиянки" (1973), увенчал 199-й фильм "Аль Перейра против женщин-аллигаторов". Однако за маской трэшмейкера прятался самый свободолюбивый режиссер эпохи франкизма, удостоенный дружбы Луиса Бунюэля и Орсона Уэллса.

 

На поверхностный взгляд, Франко прост, как один сентимо — проще не бывает. Композитор-вундеркинд обратился к режиссуре в конце 1950-х, когда школы фильмов ужасов вдруг образовались в странах, и слова-то такого раньше не слышавших. Англичане вдохнули жизнь в списанных Голливудом монстров 1930-х, итальянцы специализировались на маньяках, орудующих колюще-режущими предметами, немцы тянули сагу о докторе Мабузе.

Испанец же не отказывал себе ни в чем. Отдал дань безумным ученым, свежующим, как "доктор Орлофф" ("Крики в ночи", 1962), танцовщиц, чтобы пересадить их кожу изувеченной сестре. Свел в рукопашной Дракулу с чудовищем доктора Франкенштейна, а самому доктору сочинил лютую смерть от руки Калиостро. Экранизировал не только "Жюстину" (1970) маркиза де Сада и "Венеру в мехах" (1969) Захер-Мазоха, но даже изначально невинные "Любовные письма португальской монахини" (1977). Был одним из пионеров ("99 женщин", 1969) фильмов о садомазохистских оргиях в женских тюрьмах и каннибалах. Снял, наконец, первый испанский полновесный порнофильм "Лилиана — извращенная девственница" (1984).

В общем, был "Эдом Вудом" со счастливой судьбой. Влюбленным в кино и сиськи графоманом, чья камера потакала его музам-эксгибиционисткам Соледад Миранде, погибшей в 27 лет в ДТП, и Лине Ромэй, в чье тело якобы душа Соледад переселилась. Любуясь голыми, вымазанными в крови, истошно вопящими девками, он порой забывал о сюжете настолько, что фильмы превращались в абстрактные балеты. Невозмутимо лепил по три фильма зараз: без сценария и раскадровки. Одна актриса утром осведомилась у мэтра, что ей предстоит сегодня. "Умирать".— "Но я умерла вчера!" — "Не волнуйся, вставим в другой фильм".

Лишь одно обстоятельство не дает ему остаться в истории курьезным фриком, чьи картонные ужасы и невинная порнография вызывают ностальгическую нежность пополам со скукой: он был испанцем.

Франко использовал множество псевдонимов, но само его имя звучало, как дерзкая партизанская кличка. Франко — как зловещий диктатор, без малого сорок лет "кастрировавший" испанскую чувственность. Хесус — как Иисус, который, как верил Франко, благословил его на крестовый поход против "большевизма". Когда человек с таким именем снимает при клерикально-фашистском режиме фильмы об одержимых монахинях, это уже революционный хеппенинг. О политическом мятеже и тяжелейшей травме, нанесенной национальному подсознанию гражданской войной, на экране не могло быть и речи: что ж, Франко поднял знамя не менее крамольного, сексуального, мятежа, а оргию насилия перенес в готический антураж. Если где-либо тюремные фантасмагории и ассоциировались с реальностью, то именно в Испании.

Получается: Франко — никакой не "Эд Вуд", а своего рода "Бунюэль", во вражеском окружении воплощавший сюрреалистические фантазии: сюрреалисты первыми сплавили в 1920-х сексуальное инакомыслие с политическим, восславив де Сада. Недаром с Франко сотрудничал Жан-Клод Карьер, сценарист Бунюэля: он познакомит Франко с великим сюрреалистом, когда в 1970 году церковь объявит именно этих двух режиссеров главными своими врагами и Франко переберется во Францию. Недаром Франко, за которым уже тянулся шлейф одиозных фильмов, взял в свои ассистенты на "Фальстафе" (1966) Уэллс: Франко удостоится чести смонтировать его незаконченного "Дон Кихота".

Уэллс, как все знают по фильму Тима Бертона, нашел добрые слова и для Эда Вуда, боготворившего автора "Гражданина Кейна", но своим душеприказчиком сделал все же не его, а Франко.

Михаил Трофименков


Ссылки по теме:
— 
Новатор 1970-х. Плохой режиссер Джесс Франко
— Джесс Франко. Интервью Дмитрия Волчека
— Фрик государства. Михаил Трофименков о Хесусе Франко
— Про Джесса Франко всерьез

Про Джесса Франко всерьез

Днем 2 апреля, когда я узнал о том, что европейский режиссер Джесс Франко умер, то поймал себя на мысли, что наряду с другими чувствами я вдобавок и очень обрадован. Не смейтесь. И не спешите осуждать. Моей радости были причины. Я почему-то решил, что через несколько часов по крайней мере самые прогрессивные новостные издания дадут хотя бы небольшие некрологи мастера, а самые прогрессивные кинокритики хотя бы в двух абзацах напишут о своем отношении к режиссеру. Ведь часто даже самый непритязательный или сомнительный режиссер становится предметом бурных обсуждений в момент своей смерти. Я подумал, что наконец настало время Франко, чтобы на него хоть и не при жизни, но сразу после смерти обратила внимание широкая аудитория. Я заблуждался. Будто бы ни этой смерти, ни этой жизни длиной более чем в восемьдесят лет не было.

А вы ведь даже не знаете, кто это такой Джесс Франко. И, вероятно, если посмотрите его фильмографию, то тут же отстранитесь от этого режиссера. Действительно, чего стоят только названия типа «Вампирши-лесбиянки», «Девственница среди живых мертвецов», «Монастырь живых мертвецов», «Оазис зомби» и т. д. Разумно предположить, что любой нормальный человек воспримет все это не иначе как трэш. И правда, когда я сообщил редакции, о чем собираюсь написать колонку в самое ближайшее время, то, конечно, получил одобрительный ответ, хотя и с осторожной ремаркой «только мы опасаемся большого количества трэша, так что лучше давить на интеллектуализм, если это возможно». Проблема в том, что любые намеки на трэш часто мгновенно дискредитируют интеллектуализм автора. А между тем у Франко его побольше, чем у многих.

Вместе с тем про этот интеллектуализм не пишут. Взять хотя бы книгу Дмитрия Комма «Формулы страха. Введение в историю и теорию фильма ужасов» (2012), в которой автор немного пишет и про Франко. Комм рассказывает о том, как режиссер встретил музу, потерял ее, сошел с ума, встретил новую музу, не так давно снова потерял ее и окончательно сошел с ума. Про фильмы Франко из текста мы почти ничего не узнаем, как и про самого режиссера. Прочитав это, невольно решишь, что какой-то псих наснимал чепухи, и вот зачем это все? Но меж тем автор про него пишет. Одной из главных трудностей при обсуждении Франко является то, что даже поклонники не могут написать о нем так, чтобы привлечь внимание к кумиру. Это действительно очень сложно. Правда, хоть какое-то положительное внимание к режиссеру было привлечено интервью, которое сделал Дмитрий Волчек.

Волчек начинает с цитаты из книги Карлоса Агийяра о режиссере: «Ему поклоняется легион международных фанатов, его уважают любители психотронного и фантастического кинематографа и в то же время самые рафинированные синефилы. Хесус Франко — воистину аномальная фигура не только в истории испанского и европейского кино, но и во всем контексте последних десятилетий мирового кинопроизводства». Любой, кто захочет познакомиться с его фильмографией, легко найдет все нужное в сети, или же может обратиться к тексту Антона Тафинцева, который фактически первым стал продвигать Джесса Франко в киноманской среде. В статье автор упоминает ключевые работы режиссера, заслуживающие хоть какого-то внимания. По общему признанию, из более чем 200 фильмов Франко на статус хотя бы хороших фильмов тянет десяток-другой. Это «Ужасный доктор Орлов», «Некрономикон», «Сесилия, жертва страсти», «99 женщин» «Дьявольский доктор Z», «Она убила в экстазе», «Вампирши-лесбиянки» и т. д. И даже эти фильмы часто воспринимаются как трэш. Во многом так оно и есть, но все же режиссер все равно занимал свое очень важное место в истории.

Трейлер к фильму «Вампирши-лесбиянки»

Итак, что приличным людям надо знать о Франко? Иисус (Хесус) Франко Манера (часто обращают внимание, что человек с именем Христа, да еще и диктатора просто обязан соответствовать возникающему в нашем воображении образу) родился в Мадриде в 1930 году в семье артистов, что во многом предопределило его будущую деятельность. В возрасте шести лет он стал заниматься музыкой и, кажется, на самом деле так никогда и не прекратил это делать (часто он сам писал музыку для своих фильмов). К этому увлечению добавились литература, а после и кинематограф. Окончив учебу, Франко стал работать джазовым музыкантом. Джаз он обожал и часто, когда придумывал многочисленные псевдонимы, выбирал имена своих любимых музыкантов. Однако он также любил и кино и уже в 1950-е годы попробовал снимать фильмы сам, хотя получилось плохо.

К своей задумке стать гениальным режиссером Франко вернулся только в 1960-е годы. Он начинает снимать разные фильмы — ужасы, эротику, детективы, приключения, шпионские фильмы. Поначалу его даже признали в тусовке: например, картину «Некрономикон» включили в официальный конкурс Берлинского кинофестиваля, именно про нее Фриц Ланг сказал, что это единственная эротическая лента, которую он смог досмотреть до конца. Этот эротизм Франко сделал своим коньком: «Я всегда был за эротизм, и когда увидел, что цензура ослабла и разрешила затрагивать эту тему, я набросился на нее, как зверь». Не только Ланг признал режиссера. Орсон Уэллс, которого по обыкновению считают одним из самых грандиозных американских режиссеров, не мог закончить свое творение «Дон Кихот» и настаивал на том, чтобы Франко и только Франко завершил вместо него эту эпопею. Известно, что Уэллс обожал творчество Франко.

Также обласканный критиками и вниманием интеллектуалов Луис Бунюэль как-то посмотрел пять фильмов Франко и сказал, что ему все очень понравились, хотя этот факт нам известен, правда, только со слов самого Франко. Бунюэля и Франко кое-что объединяло помимо того, что оба были испанцами. В конце 1960-х годов официальный печатный орган Ватикана составил список режиссеров, которых католическая церковь признала самыми опасными. Первым в топе был Луис Бунюэль, а вторым — Франко. Кстати, в книге Sadomania. Sinema de Sade (2012), посвященной немногочисленным экранизациям маркиза де Сада, первая глава посвящена Бунюэлю, вторая — Франко. Дело в том, что Франко — один из немногих режиссеров, кто считал де Сада не просто блестящим писателем, но еще и одним из самых значительных философов. Мало кто еще отваживался экранизировать де Сада. Был, конечно, Пьер Паоло Пазолини, но фильм «120 дней Содома» стал роковым для режиссера, который через некоторое время после выхода в свет драмы был найден убитым. Таким образом, Франко стал одним из главных авторов экранизаций де Сада, пусть сами фильмы и не были очень удачными.

Итак, Франко любили многие великие. Но вот почему в России его творчество пришлось по вкусу только некоторым преданным поклонникам режиссера? Самая большая трудность с Франко заключается в том, что в России про него знали и даже любили, но совсем не те, кто бы мог сделать это имя респектабельным. Франко из тех режиссеров, к которому очень большую любовь и привязанность испытывает относительно узкая аудитория. В одном из интервью Франко охарактеризовал себя как «культового режиссера: кинематографиста, который не приносит пользы, но которого обожает некоторое количество совершенно разных людей».

Примерно на эту «культовость» делали ставку и те, кто начал в свое время двигать имя Франко в массы. Когда в середине 2000-х система трекеров еще не была так активно развита, я, бывало, посещал киноразвалы. На одной точке, что специализировалась на «интеллектуальном кинематографе», любые товары, условно говоря, были по одной цене, но только не Франко. Его фильмы стоили в полтора раза дороже. Нельзя сказать, что хозяин развала был таким уж ценителем Франко, но он определенно знал цену этому режиссеру в самом буквальном смысле. Загвоздка, правда, была в том, что часто покупатели думали, что по завышенной цене продается порнография, и брали фильмы Франко как «кино для взрослых». И хотя у Франко часто встречаются эротические сцены, можете представить себе разочарование этих покупателей? Я более чем уверен, что те немногие люди, кто решится посмотреть те или иные фильмы Франко, будут поражены. «Какого черта я потратил на это свое время?» — будут в гневе кричать зрители. И будут правы. Тем не менее, повторюсь, есть люди, которые любят Франко.

Пару лет назад я взял интервью у Георгия Осипова, делавшего во второй половине 1990-х в ночном эфире уже несуществующего «Радио 101» передачу «Трансильвания беспокоит» (интервью, правда, я пока так и не опубликовал). Я расспросил его, почему Франко могут любить в России. Вот что рассказал мне Георгий Осипов: «Когда я начал смотреть документально-развлекательное кино, снятое на Западе, увидел там многие из "заимствованных" кадров. В 1990-е годы, когда я разыскивал материалы по 1960-м для своего радиоспектакля, я обнаружил черно-белый, зернистый, едва неразличимый кадр из "Некрономикона" Джесса Франко в статье на тему вырождения и коммерциализации кинематографа в "Советской культуре". Десятки тысяч людей, среди которых могли оказаться и дети, и подростки, видели этот кадр из картины Франко, из-за чего он мог бы стать прологом к увлечению подобными сюжетами. Когда этот замечательный фильм издали на видео и стали продавать, его посмотрело большое количество людей. Человек смотрел его, и (кто знает?) в самых мрачных, неосвещенных глубинах его памяти иррационально всплывал кадр из той самой газеты. Франко обладает каким-то странным проникновением в глубинные вкусы туземцев: его картины иногда напоминают обычное советское, может быть, даже "республиканское" кино, в котором, например, Юрий Никулин вполне себе может прийти в номер к Светлане Светличной, как в "Бриллиантовой руке". Только у Франко в номере отеля "Атлантика" из него еще всю кровь высосут».

Ну и напоследок добавлю, что в конце 1980-х годов фильм Франко «Сесилия, жертва страсти» по популярности соперничал с другими эротическими хитами — «Эммануэль» и «Греческой смоковницей». Судя по всему, с тех пор Франко и прижился. В ноябре 2012 года умерла героиня «Эммануэль» Сильвия Кристель, а теперь и Франко превратился вслед за ней в призрака времен видеосалонов.

 

 

 

Испанский режиссер с именем Христа и фамилией диктатора обязан быть эксцентриком. Карлос Агийяр, автор книги о Хесусе Франко, известном публике как Джесс Франко, представляет своего героя так: "Ему поклоняется легион международных фанатов, его уважают любители психоторонного и фантастического кинематографа и в то же время самые рафинированные синефилы. Хесус Франко - воистину аномальная фигура не только в истории испанского и европейского кино, но и во всем контексте последних десятилетий мирового кинопроизводства".
 

Франко называют "фильмоманом", по аналогии с графоманом. Он не может не снимать, он готов делать несколько фильмов сразу, берется воплощать любые, даже самые никудышные сценарии. В его бесчисленных картинах снимались звезды и бездарные дилетанты, десятки его проектов остались незавершенными из-за отсутствия денег, он использовал более сорока псевдонимов, число снятых им фильмов увеличивается с каждым месяцем. На сегодняшний день их - произношу эту цифру, благоговейно затаив дыхание - 198. Поле Джесса Франко - жанровое кино. Он начинал, в конце 50-х, с романтических комедий, затем перешел на хоррор, эротику, постепенно сплавляя воедино все "низкие" жанры - фантастику, ужасы, детектив и софт-порно: вампирессы путаются с врачами-садистами, Дракула сражается с Франкенштейном, а распутные лесбиянки ищут философский камень. В английском языке для жанровых фильмов существует дюжина обозначений. Я спросил Джесса Франко, какое ему нравится больше всего.
 

Джесс Франко: Я вообще не люблю ярлыков. Ярлыки - это способ превратить кино, литературу или музыку в своего рода коллекцию энтомолога. Вот он вешает свою коллекцию бабочек на стену и говорит - эта бабочка такого рода и все такое. Я думаю, что кино должно быть намного свободнее. Но если уж ставить этикетку, я предпочитаю, чтобы это было "кино класса Б", потому что, в конечном счете, мудрецы, придумавшие эти ярлыки, сами считают такие фильмы лучшими. И вот доказательство: когда на Каннском фестивале эти официальные мудрецы собираются каждый год и выбирают десять лучших фильмов мирового кино, всегда шесть или семь картин будут класса "Б" - там обязательно окажутся фильмы ужасов Фрица Ланга или вестерны Джона Форда. Так что пусть говорят, что мои фильмы класса "Б", мне даже это очень приятно, потому что это то, что называется жанровым кино, а мне жанровые фильмы очень нравятся.

 

 

 

 

 

 

 

Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2019Сделать бесплатный сайт с uCoz